Каталог статей /

Реформы Ататюрка :: Просветительские и культурные реформы

Реформы Ататюрка · Кемализм · Политические реформы · Законодательные реформы · Экономические реформы · Социальные реформы · Просветительские и культурные реформы · Вехи · Близкие статьи · Примечания · Официальный сайт · Видео «Реформы Ататюрка»


Ататюрк был убеждённым сторонником вестернизации системы образования и культуры в стране. Взявшись за реформу образования, незавершённую ещё во времена Танзимата, он быстро занимался превращением Турции в европейскую страну. Впервые в Турции появились выставки искусства и скульптуры, блокировавшиеся в Османской империи из-за предписаний ислама. Впервые в Турции появились первые музеи, открытые для посещения туристов. С 1923 г. музеями были объявлены все дворцы Стамбула (включая дворцы Топкапы и Долмабахче), в 1935 г. специальным указом Ататюрка знаменитая Айя-София была превращена из действующей мечети в музей. Были проведены работы по очищению стен от штукатурки, скрывавшей мозаику и старый интерьер церкви.

Ататюрк на церемонии открытия выставки скульптур, 1927 г.
Ататюрк на церемонии открытия выставки скульптур, 1927 г.

Унификация системы образования

К началу образовательной реформы в Турции существовало три типа школ:

  • Медресе, изучавшие преимущественно Коран и учившие запоминать тексты
  • Идади и султани, созданные в эпоху Танзимата
  • Колледжи и прочие школы, проводившие обучение на других языках и использующие современные модели обучения

Унификация образования в Турции ликвидировала различия между тремя типами школ. Все школы стали работать по современным, европейским методам обучения. Проводилось прямое заимствование целых программ из Европы, в частности из фашистской Австрии и Нацистской Германии. Одной из целей была ликвидация неграмотности и установление образования для женщин. Кемалисты видели в таком заимствовании стимулы экономического роста.

Предусматривалась передача всех научных и учебных заведений в распоряжение министерства просвещения, создание единой светской системы национального образования. Отдельно были организованы религиозные факультеты и школы, обучавшие новых имамов. Все они также были подчинены централизованной системе образования. Данные распоряжения распространялись и на иностранные учебные заведения, и на школы национальных меньшинств.

Отдельное внимание уделялось уравниванию женщин и мужчин в праве на получение образования. Ататюрк видел в этом, прежде всего экономические выгоды в стране. Турецким женщинам снимали те рамки, которые искусственно создавались ранее столетиями. Если ранее женщины занимались только воспитанием детей, ведением домашнего хозяйства и шитьем одежды, то теперь им разрешили учиться и заниматься чем угодно.

Ликвидация безграмотности была ключевым звеном культурной реформы Ататюрка. Уже к 1928 г. Было открыто 20,487 классных комнат, а в школы пошло примерно 1,075,500 человек, не смотря на то, что закончили их лишь 597,010 человек. За 3 года работы общеобразовательной программы около 1.5 млн. человек получили сертификаты об образовании при общем населении Турции лишь в 10 млн. человек, что в итоге было существенным шагом вперед. Первичный уровень образования назвали Millet Mektepleri.

Уже в том же 1928 г. был издан декрет об обязательном прохождении таких курсов для всех турков в возрасте от 16 до 30 лет.

Введение нового турецкого гимна

В 1921 г. во время войны за независимость Турции по указу Кемаля был разработан новый гимн страны. Слова его написал Мехмет Акиф Эрсой, а музыку - Осман Зеки Унгёр. Официально песня получила название stikll Mar, что переводится как Марш независимости. Официально новый гимн был утверждён 12 марта 1921 г., за полтора года до официального провозглашения Турецкой республики.

Введение нового турецкого алфавита

Турецкий язык в османские времена стал тяжёлым и искусственным, заимствуя не только слова, но и целые выражения, даже грамматические правила из персидского и арабского. С годами он становился все более неудобным. В период правления младотурок пресса начала использовать несколько упрощённый турецкий язык. Это диктовалось политическими, военными, пропагандистскими целями.

Использование латинского алфавита было предложено ранее, ещё в 1862 г. в эпоху Танзимата Мюнюф Пашой. В начале 20-го столетия похожая реформа предлагалась группой писателей поддерживавших младотурецкое движение, в том числе Хусейном Кахитом, Абдуллой Цевдетом и Келалом Нури. К реформе вернулись в 1923 г., при чем предложения реформ были самые разные. Некоторые члены комиссий предлагали добавить новые буквы в арабский алфавит и изменить звучание существующих букв, вместо полного изменения алфавита.

Преобразования затронули и арабский алфавит, действительно удобный для арабского языка, но не подходящий для турецкого. Временное введение латиницы для тюркских языков в Советском Союзе подтолкнуло кроме того деянию Мустафу Кемаля. Созданная языковая комиссия должна была адаптировать латинский алфавит под турецкое произношение звуков, и, кроме этого, транскрибировать новые звуки старым оттоманским письмом. Итоговая версия современного турецкого алфавита была подготовлена 29-летним армянином Агопом Мартыяном всего за несколько недель. Алфавит включал в себя все основные латинские символы и несколько дополнительных букв.

Так президент республики появился в новой роли - учителя. Во время одного из праздников он обратился к собравшимся:

«
Мои друзья! Наш богатый гармоничный язык сможет выразить себя новыми турецкими буквами. Мы должны освободиться от непонятных значков, которые в течение веков держали наши умы в железных тисках. Мы должны быстро выучить новые турецкие буквы. Мы должны обучить им наших соотечественников, женщин и мужчин, носильщиков и лодочников. Это нужно считать патриотической обязанностью. Не забывайте, что для нации позорно на десять-двадцать процентов состоять из грамотных и на восемьдесят-девяносто из неграмотных.
»

Национальное собрание приняло закон, вводивший новый турецкий алфавит с 1 ноября 1928 г. и запретивший применение арабского с 1 января 1929 года. Адаптационный период комиссией предлагался в размере 5 лет, но Ататюрк назвал его «слишком долгим» и уменьшил до 2 месяцев. Введение латиницы не только облегчало обучение населения. Оно также было этапом разрыва с прошлым, удар по мусульманским верованиям. В то же время наблюдались и откровенные затруднения. Так, турки обученные по новой системе теряли возможность читать тексты, написанные их предками. В итоге на уроках истории и литературы в некоторых школах продолжали изучать и использовать старое письмо.

В то же время Ататюрк запустил волну пропаганды, призывавшей все тюркские народы (преимущественно СССР) также переходить на латиницу.

После внедрения латиницы открылись возможности для более глубокой языковой реформы. Мустафа Кемаль основал лингвистическое общество. Оно поставило себе задачей уменьшить и постепенно удалить арабские и грамматические заимствования, многие из которых закрепились в турецком литературном языке.

Радикалы из лингвистического общества были также настроены против арабских и персидских слов как таковых, даже если они составляли значительную часть языка, на котором каждый день говорил турок. Общество готовило и публиковало список чужеродных слов, осуждённых на выселение. А тем временем исследователи собирали «чисто турецкие» слова из диалектов, других тюркских языков, древних текстов, чтобы найти замену. Когда ничего подходящего не находили, изобретали новые слова. Термины европейского происхождения, столь же чуждые турецкому языку, не подвергались гонениям, и даже импортировались, чтобы заполнить пустоту, создавшуюся после отказа от арабских и персидских слов.

В то же время попытка отделиться от тысячелетнего культурного наследия вызывала скорее обеднение, чем очищение языка. В 1935 году новая директива остановила на некоторое время изгнание привычных слов, восстановила какую-то часть арабских и персидских заимствований.

Тем не менее, турецкий язык менее чем за два поколения существенно изменился. Для современного турка документы и книги шестидесятилетней давности с многочисленными персидскими и арабскими конструкциями несут на себе печать архаичности и средневековья. Турецкая молодёжь отделена от сравнительно недалёкого прошлого высокой стеной. Несмотря на сопротивление и противоречия, результаты реформы были благотворны. В новой Турции язык газет, книг, правительственных документов стал примерно таким же, что и разговорный язык городов.

Национализм и политика тюркизации меньшинств

Согласно Ататюрку, элементами, которые укрепляют турецкий национализм и единство нации, являются:
1. Пакт о национальном согласии.
2. Национальное воспитание.
3. Национальная культура.
4. Единство языка, истории и культуры.
5. Турецкое самосознание.
6. Духовные ценности.

В рамках этих концепций, гражданство было законодательно отождествлено с этничностью, и все жители страны, включая курдов, составлявших более 20 процентов населения, были объявлены турками. Все языки, кроме турецкого, были запрещены. Вся система просвещения базировалась на воспитании духа турецкого национального единства Эти постулаты были провозглашены в конституции 1924 года, особенно в её статьях 68, 69, 70, 80. Таким образом, национализм Ататюрка противопоставлял себя не соседям, а национальным меньшинствам Турции, пытавшимся сохранить свою культуру и традиции: Ататюрк последовательно строил моноэтническое государство, силой насаждая турецкую идентичность и подвергая дискриминации тех, кто пытался отстаивать свою самобытность

Сам Ататюрк заявил 2 февраля 1923 года

«
В Турции отныне нет никаких национальных меньшинств - турки, греки, армяне, евреи, чеченцы и все другие - полноправные граждане нашей республики.
»

Лозунгом турецкого национализма стала фраза Ататюрка: Как счастлив говорящий: «я турок!» (тур. Ne mutlu Trkm diyene!), символизирующая смену самоидентификации нации, ранее называвшей себя османами. Это высказывание поныне написано на стенах, памятниках, рекламных щитах и даже на горах.

Ещё Измирский конгресс 1923 года принял «Экономический обет» на принципах национального единства и предотвращения классовой борьбы. В нём пишется, что «турки любят друг друга от души, без различия классов и убеждений». Это были не просто красивые слова, а реальная задача преодоления последствий гражданской войны, раскола общества, разрешения межнациональных и социальных противоречий. Перед Мустафой Кемалем стояли труднейшие задачи: в том числе консолидация общества на идеях здорового национализма. В течение многих веков Турецкая империя играла ведущую роль в мировой политике. Это наложило своеобразный отпечаток на сознание турков, на образ их мышления. Преодолеть имперский стереотип, когда каждый турок считал себя выше, чем остальные жители государства, было труднее, чем даже перестроить экономику страны. Тем более, что турецкий султан был одновременно халифом правоверных, а турки считали свою страну центром исламского мира. В годы младотурецкой революции главной доктриной был оттоманизм, т.е. стремление превратить всех жителей империи в единую нацию. По сути, речь шла об ассимиляции турками остальной части народов государства. Встретив упорное сопротивление этой политике, младотурки перешли к концепции «пантюркизма». Во внутренней политике пантюркизм по-прежнему был направлен на ассимиляцию народов, а во внешней – подчинение господству турок других тюркских народов от Босфора до Алтая. Идея пантюркизма сочеталось с огромным влиянием идей панисламизма, основанного на объединении мусульман под властью турецкого султана-халифа. Мустафа Кемаль выделил тюркизм от пантюркизма. Уже во время освободительной войны против оккупационных сил Антанты, Мустафа Кемаль понял, что победа возможна только за счёт консолидации турецкой нации, а не всего населения бывшей империи. Утрата провинций, говорящих но арабском языке, переселение турок из Греции превратила Турцию в более однородное в национальном плане государство. Это создало условия для объединения на этнической почве.

Таким образом, кемалисты поставили вопрос об отказе от имперских амбиций и признании права ранее покорённых народов самостоятельно решать свою судьбу. Идея национального единства сыграла настолько значительную роль, что новая турецкая армия смогла остановить наступление превосходящих греческих войск и разгромить их. Данного рода национализм нацеленный на своих граждан а не на соседей обуславливался необходимостью отказа от имперского прошлого и объединению этнически и культурно не единой и противоречивой на тот момент Турции. После смерти Ататюрка данная политика начала ослабевать, притеснения других культур и народов прекращались, а потом и вовсе исчезли.

Мустафа Кемаль сформулировал основные принципы национальной идеи - родина, нация, республика, общественные права. Наряду с ними было приняты ряд принципов, которые были включены в Конституцию. Республиканизм означал верность республиканской форме правления; революционизм - верность принципам борьбы за независимость, национализм - возвышение турецкой нации; лаицизм - защиту принципа отделения религии от государства; народность - непризнание классов и классовой борьбы; осуществление народного суверенитета на основе демократизма. В разной степени эти принципы были претворены в жизнь при правлении Ататюрка и в нынешние времена.

  • Russian to English Russian to German Russian to French Russian to Spanish Russian to Italian Russian to Japanese

Информация на сайте из открытых источников. Основа ВикипедиЯ. | Пожалуйста, внимательно прочитайте эту страницу!